Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
Общественное
Интернет-телевидение
101tv.kz
 

Карантина нет, секретов тоже. Но в село мы вас не пустим – акимат Нуринского района

 
 
Ситуация под контролем. Спустя две недели после начала гибели скота в Нуринском районе – наконец-таки журналисты дождались комментариев. Как и предполагалось, в селах имени Мынбаево, Тассуат и Заречное - пастереллез.

Бауыржан Асанов, руководитель Управления ветеринарии Карагандинской области:
– На сегодняшний день падеж составляет 96 голов. Заболевание зафиксировано больше чем у 237 голов. Симптоматическое лечение применяется, необходимые лекарства и антибиотики имеются в необходимом количестве.

Чиновник Асанов заявил - карантин при таком диагнозе не объявляют.  Достаточно, санитарных постов на въезде в села.
После специальной обработки пропускают абсолютно всех.

Село имени Мынбаева.
Тут, как видите, к репортерам отношение особое. Видимо журналисты – люди заразные, потому и въезд запрещен. Ограничения ввел не то акимат, не то Управление ветеринарии. Ситуация, к слову, абсурдна: до и после нас - в Мынбаева и Тассуат легко заезжали машины.
Позже, правда, выяснилось, что таким образом власти заботятся о нашем здоровье.
И пока сельские акимы отказываются комментировать, люди всерьез переживают за свое здоровье.  

Людмила Роот, жительница села им.Мынбаева:
– Бумагу принесли, что это пастереллез. Но симптомы и течение болезни другие получается. Хотя они объясняют тем, что у пастереллеза несколько подвидов есть, и один подходит под этот. А зачем нам во время подворового обхода медики объясняли обращаться к ним, если какие-то высыпания или водинистые пузырьки на руках появятся?
 
Людмила Чемирисова, жительница с.Тассуат:
– Три дня скот только болеет пастереллезом. Понос кровяной бывает. Но это не пастереллез. Это ящур. Зачем они нас обманывают?

Татьяна Серова занимается скотоводством всю жизнь, но не помнит, чтобы в селе делали какие-то прививки от серьезных заболеваний.

Татьяна Серова, жительница с.Тассуат:
– Хорошо, если нормально все будет. Но что мне потом с ней делать? Я ни молоко, ни мясо не смогу сдать. Что мне делать, куда ее деть? Людей травить сдавать втихаря? Молоко уже перегорит.
– Молоко будете сдавать.
– Да куда? Вы же ветврач, знаете, что оно перегорит!
– Кто вам сказал?


В Тассуат эпидемия пришла позже, чем в Мынбаева. Больше половины животных сейчас болеют.
Сельчане пытаются обезопасить себя, как могут. Используют хлор для дезинфекции, покупают перчатки.
В то же время по селу спокойно разгуливает больной скот. Его никто не спешит изолировать.

На самые тяжелые случаи сложно смотреть спокойно. Этот теленок еле стоит на ногах. Изо рта у него буквально вываливается язык.

По заверению акимата, падеж в селах прекратился.
Непонятно только, что за трупы тогда сжигают в скотомогильниках.  В костры кидают резину. Над селам клубится черный дым. Как говорится, картина маслом. Вокруг сел до сих нет ограждений и предупреждающих знаков.

скачать dle 10.5фильмы бесплатно
Оставить комментарий
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter
Яндекс.Метрика