Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
Общественное
Интернет-телевидение
101tv.kz
 

Защитим ли мы деревья?

 
 
Эколог Дмитрий Калмыков с болью смотрит на поврежденные деревья в сквере театра Музыкальной комедии. Сейчас это место благоустраивают. Жаль, по зеленым насаждениям этого не видно. Несчастным тополям уготовили судьбу быть обрезанными под столбики. Коммунальщики называют этот варварский метод топпингом и уверяют, что таким образом омолаживают и лечат деревья от сухих веток, делают кроны более пушистыми. Только вот о том, что каждое десятое растение гибнет от такого «лечения» гибнет, почему-то молчат.

Дмитрий Калмыков, директор ОО «Карагандинский областной экологический музей»:
– Живых деревьев в Караганде становится все меньше. Все деревья за моей спиной – кандидаты на гибель. Их обрезают не в том сезоне и не так, как должны обрезать.
Надо всегда думать, зачем. Сделать город красивее? Это не красиво, а наоборот ужасно. Сделать больше зелени? Мы ее лишаемся.


Помимо всего прочего у многих деревьев сильно повреждена кора. Нарочно или нет, рабочие ее ободрали, обрекая тем самым насаждения на гибель. Дмитрий Калмыков отмечает, что в данном случае за высохшие деревья никто отвечать не будет.

Дмитрий Калмыков, директор ОО «Карагандинский областной экологический музей»:
– Если вынужденно срезают деревья целиком, есть компенсационные посадки. То есть нужно высадить в несколько раз больше деревьев. А если срезать всю крону хоть у ста деревьев, ничего компенсировать не надо. Хотя по смыслу город лишился ста деревьев на два-три года, пока листочки вылезут. Хотите обрезать? Компенсируйте. Посадите еще сто деревьев.

Сейчас такие работы ведутся по всему городу – власти рьяно взялись за центральные улицы, скверы и дворы. У жителей никто обычно не спрашивает, хотят ли они, чтобы возле их домов деревья нещадно обкромсали.
Опрос показал, что большинство горожан все же против. Но кого это волнует?

Есть, конечно, и те, кто голосует за тотальную обрезку деревьев. Таких мало, но свое мнение они высказывают громко. Их основной аргумент – это опасные сухие ветки и пух, вызывающий аллергию. Их не волнует, что сухостой можно удалить, не задевая живые ветви. Кроме того, от пыли страдает гораздо больше людей, чем от пуха.
Профессиональные экологи однако придерживаются другой точки зрения. Известный украинский ботаник Игорь Сингер считает, что разные породы деревьев по-разному переживают топпинг. Тополь и карагач, к примеру, если и переживут такую операцию, то сильно ослабеют. Старый вяз, клен, береза и дуб погибнут сразу. Помимо всего прочего у нас обрезают деревья все лето – во время сокодвижения. В этот период это все равно, что резать человеку вены.

Игорь Сингер, фитопатолог, арборист, специалист по защите и культивированию растений (Украина):
– Нельзя ни в коем случае делать топпинг горизонтально. Если делать срез горизонтально, образуется  по периметру большое количество побегов. Их нужно разрежать, потому что они вызывают способность к разлому. Поверхность спила практически никогда не обрабатывают, не дезинфицируют, она просто не может затянуться. Это открытая рана, она рано или поздно покроется гнилью и прочее.

И еще. Те самые раны у нас любят закрашивать обычной малярной краской. Она делает дерево еще более уязвимым. Обрабатывать срезы необходимо специальными антисептиками. Но они, конечно, стоят дороже, и тратиться на них никт о не хочет.

Одна из организаций, встающая на защиту зелени в Караганде – это «ПосадиДерево». Ее сотрудник Дамир Каримов убежден, что наш город существует только благодаря шахтам. Иначе здесь никогда не поселились бы люди – вокруг нет воды, плохая почва, тяжелый климат.  Мы вынуждены искусственно создавать себе условия для жизни. И деревья – лучшие помощники в этом вопросе.

Дамир Каримов, специалист КФ РОО "ПосадиДерево.кз":
– В Шымкенте я много раз видел, что во время строительства, если мешает дерево, делают дырку в заборе, в крыше. Дерево обстраивают, но сохраняют. У нас у дерева нет прав в принципе. Если оно кому-то мешает, его просто спиливают. А мы подаем неприятный пример и сами себя причисляем к категории варваров.

И в «Экомузей», и в «ПосадиДерево» часто обращаются люди, желающие защитить посадки у себя во дворах и на улицах города. Часто горожане не знают, как реагировать на людей с топорами. Разрешения на вырубку и стрижку деревьев выдает районный акимат, но часто зелень гибнет просто так, по чьей-то прихоти. В любом случае вы вправе подойти к любому рабочему и потребовать разрешение. Если документа нет, обращайтесь в правоохранительные органы.

Ирина Игнатович, ассистент проектов ОО «Карагандинский областной экологический музей»:
– Люди могут вызывать полицию, если сталкиваются с тем, что в их дворе рубят или обрезают дерево, ссылаясь на правила благоустройства. Полиция должна принять меры по их обращению.

Будьте, однако, готовы к тому, что на просьбу показать документы рабочие могут отреагировать грубо. Как правило, руководство подрядных организаций не считает нужным просвещать работников о правах граждан. В этом вместе с Дамиром Каримовым мы убедились на собственном опыте. Мы специально встретились на одной из заправок города – здесь нещадно подрезали ветки растущих у дороги деревьев. Заказчиком выступила ТОО «Альтера». Нашему визиту рабочие подрядной организации рады не были: сказали, что разрешения на объекте нет – оно хранится в офисе. Разговаривали грубо, долго не могли сказать, где находится бригадир.

В конечном итоге разрешение оказалось на руках у рабочих – его нашли после звонка руководства. С подобными случаями сознательные граждане сталкиваются постоянно: на просьбу показать бумажку им грубят, отправляют в офисы компаний, откровенно посылают подальше. Не пугайтесь этого и стойте на своем. Помните, что вы отстаиваете собственное право на здоровье.
Кроме того, вы всегда можете обратиться в экологические организации города. Здесь вам помогут написать жалобу, объяснят, куда ее направлять и как реагировать на ответы властей.

Почему же власти не прислушиваются к экологам и продолжают губить и без того скудную зелень в городе? Возможно, все дело в стоимости работ – топпинг гораздо дешевле правильного кронирования. Это примерно то же самое, что сделать человеку дорогую модельную стрижку или побрить на лысо за 15 минут. Только вот люди в отличие от деревьев не умирают от быстрой стрижки.
Увы, от властей мы получили лишь отписку. В довольно сухом и скудном ответе они указали, что топпинг в парках и скверах не производится. Видимо, у нас галлюцинации или деревья сами себя обкромсали.

Проблема в том, говорят экологи, что в Казахстане не существует единого законодательства, регулирующего вопросы озеленения. Есть правила содержания зеленых насаждений, но у каждого города они свои. Вот и получается, что без того зеленый Шымкент бережет свое богатство, а мы нет. Карагандинские власти сильно не заморачивались – наши правила легко умещаются на одном листе. Но даже при этом мы умудряемся их нарушать.

Ирина Игнатович, ассистент проектов ОО «Карагандинский областной экологический музей»:
–  Назревает большая проблема. Люди жалуются, и жалоб стало много. Возможно, населению города стоит объединиться и как-то мотивировать наши государственные органы пересмотреть эти правила и более внимательно относиться к правилам содержания зеленых насаждений, привлекать экспертов-озеленителей, которые могут дать какие-то рекомендации когда, как обрезать, где, какие породы деревьев.

«ЭкоМузей» всерьез обеспокоен проблемой и предлагает свое решение.

Дмитрий Калмыков, директор ОО «Карагандинский областной экологический музей»:
– Мы предлагаем создать нормативно-правовой документ в городе, который бы защитил зелень. Тот, который есть сейчас, ни от чего не защищает. «ЭкоМузей» за год получает несколько звонков от сотрудников акимата, которые говорят: придумайте какой-нибудь повод или документ, которым мы могли бы отказать тем, кто хочет погубить деревья. К нам пришли, написали заявление, хотят срезать не в тот сезон, не так. Мы понимаем, что зря, но никаких оснований для отказа нет.

Проблема действительно есть, и не только в Караганде. От топпинга и незаконной вырубки деревьев страдает Южная столица. Активисты движения «Защитим Алматы» требуют наложить мораторий на рубку и топпирование деревьев и просят создать независимую зеленую комиссию. В целом они повторяют мысли Ирины Игнатович, говорящей об экспертах-озеленителях. Художница и лидер движения Салтанат Ташимова призывает карагандинцев объединиться в общей беде. Об этом она говорит в своем видеообращении.

Салтанат Ташимова, художник, лидер движений «Защитим Алматы» и «защитим Кок Жайлау»:
– Алматинцы очень негативно относятся к топированию деревьев. У нас это развито повсеместно. Везде вырублены под столб деревья. В правилах по уходу за зелеными насаждениями неправильный пункт. Очень грубая ошибка в этом правиле. Там говорится, что должны быть обрезаны не только боковые, но и скелетные ветви деревьев. Но их нужно оставлять, потому что это ведет к гибели дерева. Надеемся, что вы нас поддержите, и карагандинцы, и алматинцы. И все, кто неравнодушен к природе.

Дамир Каримов, однако, убежден, что идти нужно дальше. На местном уровне эту проблему решить невозможно.

Дамир Каримов, специалист КФ РОО "ПосадиДерево.кз":
– Когда на Ленина была проблема со сносом деревьев, мы собирали подписи, почти все подписали. Нам удалось больше ста деревьев спасти таким образом. Проблема в том, что аким города не всегда может этот вопрос решить. На территории страны нет такого закона, и он не имеет права запрещать такие вещи, которые не запрещены на территории Казахстана. Поэтом идти нужно выше, на уровне законодательства и всей республики. Всем городам продвигать через Парламент эту идею.

Сейчас алматинцы дорабатывают текст петиции и совсем скоро она появится в сети. Команда 101tv.kz вместе с экологами города тоже работает над этим вопросом. В ближайшее время мы сообщим вам, где и как подписать документ. Важно, что собирать будем только живые подписи – электронные, увы, не подойдут.
Следите за нашими новостями и не оставайтесь равнодушными к общей беде.

 
скачать dle 10.5фильмы бесплатно
Оставить комментарий
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter
Яндекс.Метрика